Е.Першакова, О.Гнездилова,  Д. Трещанин.  Фото: пресс-служба фонда «Общественный вердикт»* https://www.myverdict.org; пресс-служба Европейского правозащитного диалога https://www.human-rights-year.com/author/o-gnezdilova/; пресс-служба Летней школы журналистики и социокультурных исследований https://summerschool.nemtsovfund.org/about

23 ноября 2021, 01:40

Закон об иноагентах стал инструментом для искоренения инакомыслия в России

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Власти используют закон об иноагентах с целью давления и запугивания правозащитных СМИ и организаций, заявил журналист "Медиазоны"* Дмитрий Трещанин на круглом столе, посвящённом практике применения закона в стране. Его цель - вынудить замолчать всех, кто критикует власть, чтобы вытеснить независимые правозащитные организаций и СМИ, полагает адвокат Ольга Гнездилова, сотрудничающая с "Правовой инициативой"*. Закон об иноагентах ставит под угрозу защиту прав человека, отметил юрист Правозащитного центра "Мемориал"* Дмитрий Гурин.

Как писал "Кавказский узел", правозащитники анонсировали обсуждение закона об иноагентах 22 ноября. К участию в обсуждении закона об иноагентах пригласили правозащитников, юристов и СМИ, признанных иностранными агентами, а также специальных докладчиков ООН.

Иски о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал"* и "Международного Мемориала"* стали одной из тем круглого стола. Трансляция мероприятия велась 22 ноября на странице "ОВД-инфо"* "ВКонтакте". 

"Ситуация с "Мемориалом" - одна из первых или даже первая принудительная ликвидация некоммерческой организации в России исключительно на основании требований законодательства об "иностранных агентах" и сигнал другим некоммерческим организациям. В исках к "Мемориалам" наглядно продемонстрирована иерархия стигматизации: сразу за статусом "иностранного агента" следует статус экстремиста или террориста", - заявил в своем выступлении на круглом столе старший юрист Правозащитного центра "Мемориал" Дмитрий Гурин.

8 ноября прокуратура Москвы подала в Мосгорсуд иск о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал", посчитав, что организация оправдывает экстремизм и терроризм. 11 ноября Верховный суд России уведомил "Международный Мемориал" (международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал") о том, что Генпрокуратура подала иск о ликвидации организации в связи с отсутствием маркировки о статусе иноагента. Закрытие "Мемориалов" нанесет серьёзный урон защите прав человека на Северном Кавказе, указали правозащитники, юристы и журналисты.

Ликвидация "Мемориала" затронет огромное число российских некоммерческих организаций, проектов и гражданских инициатив, считает юрист "ОВД-Инфо"* Денис Шедов. "Международный "Мемориал" и Правозащитный центр "Мемориал" являются инфраструктурными центрами для гражданского общества", - пояснил он. Юрист рассказал, что центр предоставляет помещение и другую поддержку небольшим проектам, в том числе "ОВД-Инфо".

Шедов также отметил, что в российском обществе велик запрос на отмену законодательства об иностранных агентах, указав, что тысячи людей подписали петицию с требованием отменить закон об иноагентах.

Более 242 некоммерческих организаций, СМИ, благотворительных фондов и других общественных инициатив подписали петицию с требованием отмены закона об иноагентах. Петиция размещена на Change.org и адресована Госдуме, Совету Федерации и уполномоченному по правам человека. К 23.30.05 мск 22 ноября петиция набрала 253 419 подписей.

Организации, признанные иноагентами, столкнулись со сложностями в правозащитной деятельности, отметили участники круглого стола.

"Мы свернули некоторые направления деятельности в принципе - это взаимодействие с органами госвласти, поскольку это невозможно. Сложность еще в том, что подается масса отчетности", - рассказала руководитель юридической практики признанного еще в 2014 году иноагентом фонда "Общественный вердикт"* Елена Першакова

Замдиректора по проектной работе Сахаровского центра* Полина Филиппова отметила, что с 2014 года, когда организация была признана иноагентом, сильно снизились возможности центра работать с молодежью, в первую очередь со школьниками, хотя это направление не связано с правозащитной деятельностью. "Мы были вынуждены свернуть многие наши образовательные программы со школьниками... Хотя со школьниками работа касается биографии и жизни Андрея Дмитриевича Сахарова", - сказала она.

Сложности возникают в работе в регионах, отметила Филиппова. "Если раньше мы могли себе позволить устраивать десанты, делать региональные программы и выезжать за пределы Москвы, то сейчас мы находится в ситуации, когда сложно найти партнёров... Для них это большие риски, к ним затем приходят сотрудники Центра Э, сотрудники ФСБ. Мы не можем подставлять коллег из регионов", - отметила она.

Дмитрий Гурин также сообщил, что осуществлять правозащитную деятельность в регионах стало сложнее. "Когда оказываем помощь в других городах, во многом из-за статуса иностранного агента (а сейчас, когда начался процесс по нашей ликвидации, это усилилось многократно), сделать это практически невозможно. Сложно заключать договоры с другими организациями, чтобы они могли на местах оказывать правовую помощь тем лицам, которые столкнулись с нарушениями прав", - отметил он.

Адвокат Ольга Гнездилова, сотрудничающая с "Правовой инициативой", подтвердила, что стало сложно сотрудничать с адвокатами в регионах, они опасаются заключать договоры с организацией-агентом. "Им проще заняться коммерческими делами и отказаться работать с нами, чтобы не  получить какие-либо проблемы на местах. В регионах все это (статус иноагента) воспринимается очень тревожно. Поэтому там у нас будет меньше возможности защищать права человека. Пострадают прежде всего наши заявители", - констатировала она.

Денис Шедов также отметил, что некоторые партнеры сократили свое сотрудничество с организацией после получения статуса иноагента. "Эта тенденция будет продолжаться и дальше", - считает он.

Ярлык иноагента в целом не влияет на аудиторию этих СМИ, отметил журналист "Медиазоны" Дмитрий Трещанин. "Аудитория этих медиа знает, что такое статус, продолжает доверять авторам, не происходит отторжения, люди все понимают", - сказал он.

При этом в соцсетях у издания снизилось число просмотров. "Чудовищные плашки, которые мы должны вешать в соцсетях (дисклеймер с указанием о статусе иноагента). Люди не любят шарить, ретвитнуть, репостить. У нас упали охваты, упали просмотры. Все это приводит к отчуждению медиа, признанных иностранными агентами, от общества, в этом и состоит цель этой кампании", - считает Трещанин. 

Закон об иноагентах - это не попытка найти настоящих иноагентов, а скорее способ давления, запугивания и борьба с инакомыслием, отметил он.

По словам Трещанина, "закон написан таким образом, чтобы его можно было толковать как в одну сторону, так и в другую", чтобы его нельзя было выполнить досконально - это, в частности, касается маркировки, отчётности. "Это минное поле. Ты думаешь, что все делаешь правильно, и штрафы тебе не грозят, а в любой момент тебе может прийти сообщение [о штрафе]", - сказал он.

Ольга Гнездилова считает, что закон об иноагентах - это "политическая программа, которая направлена на то, чтобы вынудить замолчать всех, кто критикует власть". В итоге через несколько лет "у нас не останется независимых правозащитных организаций и СМИ", заявила она.

Ранее Верховный комиссар ООН по правам человека Лиз Тросселл отметила, что обеспокоена тем, что в России ведется судебный процесс о закрытии "Мемориала", "одной из наиболее уважаемых правозащитных групп страны". "Власти используют термин "иностранные агенты", широко понимаемый в российском контексте как стигматизирующий, чтобы навешивать ярлык на организации, финансируемые из-за рубежа, которые занимаются "политической деятельностью", - говорится в ее информационном сообщении, опубликованном 19 ноября на сайте организации.

О том, кто еще выступает в защиту "Мемориала", и каким преследованиям он подвергался ранее, рассказывается в обновляемой справке "Кавказского узла" "Кто и как хочет ликвидировать "Мемориал"*". Новости о преследовании Правозащитного центра "Мемориал" и "Международного Мемориала" "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Ликвидация "Мемориалов"*".

* организации, проекты и СМИ внесены Минюстом России в реестры организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Автор: "Кавказский узел"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

21 января 2022, 14:59

21 января 2022, 14:00

21 января 2022, 13:27

21 января 2022, 12:59

  • 1 Юристы пожаловались на бездействие прокуратуры после похищения Янгулбаевой

    После заявления о похищении Заремы Янгулбаевой полицейские приехали лишь через несколько часов, а в прокуратуре Нижегородской области отказались принимать заявление, рассказали юрист "Комитета против пыток" Сергей Бабинец и адвокат Наталья Добронравова. Местонахождение Янгулбаевой по-прежнему остается неизвестным, уточнили они.

21 января 2022, 12:05

  • Приставы обнародовали на улицах Махачкалы фотографии должников

    Судебные приставы разместили на светодиодных экранах в Махачкале портреты объявленных в розыск должников по алиментам и суммы их задолженностей. Приставы рассчитывают, что жители города, увидев фотографии, сообщат о местонахождении должников, пояснили в УФССП.

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей