Плакат и свечи, зажженные в честь Эстемировой на Лермонтовской площади в Москве 15 июля 2015 года. Фото Гора Алексаняна для "Кавказского узла"

25 января 2022, 01:44

Правозащитники раскритиковали ЕСПЧ за решение по делу Эстемировой

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

После отказа ЕСПЧ пересмотреть дело об убийстве чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой ее родные и коллеги исчерпали все возможности на национальном и международном уровнях для привлечения ее убийц к ответственности, заявил правозащитник Олег Орлов. ЕСПЧ не может оказать на Россию давление для выполнения своих решений даже в части предоставления всех материалов уголовного дела, отметила юрист Татьяна Глушкова, представлявшая интересы потерпевшей стороны в суде.

Как сообщал "Кавказский узел", Европейский суд по правам человека, признав отсутствие эффективного расследования убийства Натальи Эстемировой, присудил 31 августа 2021 года ее сестре компенсацию морального вреда в размере 20 тысяч евро. Правозащитники выразили сожаление, что ЕСПЧ не признал Россию ответственной за гибель Эстемировой. Решение суда вызвало разочарование участников прошедшего 31 августа круглого стола. 17 января коллегия Большой палаты ЕСПЧ отклонила просьбу о передаче дела об убийстве Эстемировой на пересмотр.

Сотрудница грозненского офиса Правозащитного центра "Мемориал"* Наталья Эстемирова была похищена 15 июля 2009 года, вывезена в Ингушетию и убита. По ее информации о нарушениях прав человека в Чечне правозащитники делали запросы в официальные инстанции, составляли списки пропавших без вести, сказано в опубликованной "Кавказским узлом" биографии Натальи Эстемировой. О расследовании и основных версиях убийства правозащитницы можно узнать в справке "Кавказского узла" "Убийство Натальи Эстемировой".

Решение Большой палаты означает, что постановление Европейского суда по правам человека от 31 августа 2021 года вступило в силу, и ЕСПЧ не признал ответственности российских властей за гибель Натальи Эстемировой, рассказала 24 января корреспонденту корреспонденту "Кавказского узла" юрист Правозащитного центра "Мемориал"* Татьяна Глушкова.

"Европейский суд не установил ни того, что ее похитили и убили представители российской власти, ни того, что российские власти не предприняли эффективных и достаточных мер для защиты ее жизни. Он признал, что расследование ее гибели было недостаточно эффективным. По-хорошему, это означает, что российские следственные органы должны предпринять дополнительные меры для расследования ее гибели, но в сложившихся обстоятельствах не очень понятно, какие это могут быть меры, поскольку большая часть документов из материалов расследования так и не была представлена ни нам, ни ЕСПЧ", - рассказала Глушкова.

С момента убийства Натальи Эстемировой прошло более 12 лет и очень многие следственные мероприятия провести уже невозможно, отметила она. "По большому счету, на этом все правовые механизмы заканчиваются. Что-то еще возможно было бы сказать по этому делу, если бы мы имели возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Мотивировка решения об отказе в передаче дела в Большую палату нам неизвестна, мы ее не видели, никто ее никогда не увидит. И мы, по сути, можем только догадываться о том, какие мотивы были положены в основу этого решения", - сказала юрист.

Она отметила, что у ЕСПЧ нет механизмов заставить Россию предоставить все материалы дела. "Единственный механизм, который у ЕСПЧ есть - это при коммуникации дела потребовать предоставить все материалы дела. РФ не сделала этого, и ЕСПЧ констатировал этот факт в своем постановлении. На этом все, никаких механизмов заставить Россию это сделать у ЕСПЧ нет. На данный момент мы исчерпали все возможности добиться доступа ко всем материалам и на национальном уровне, и на уровне ЕСПЧ", - рассказала юрист.

Следствие не предоставляет все материалы дела потерпевшей стороне, потому что расследование убийства Эстемировой продолжается, дело не прекращено, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" член Совета Правозащитного центра "Мемориал"* Олег Орлов.

"Пока дело не прекращено, а только приостановлено - у следствия нет обязанности предоставлять материалы. Мы пытались добиться этого по суду, и в ряде аналогичных случаев нам и другим правозащитным организациям удается добиться получения материалов до завершения расследования дела или во время его приостановки. По нормам права, Европейской конвенции можно добиваться таких решений, поскольку право потерпевшего - знать о том, как идет расследование. Но формально нормы УПК оставляют это решение на усмотрение следователя, и он может отказать. Если есть большой интерес правоохранителей не знакомить, то и суды идут чаще всего на поводу у следователей. Неполное право потерпевшей стороны знакомиться с материалами дела и другие ограничения - это нарушения прав потерпевших, таков российский закон", - рассказал Орлов.

При наступлении срока давности можно требовать ознакомиться с материалами дела, отметил он, при этом в деле Эстемировой есть материалы, которые следствие относит к государственной тайне, поэтому эти тома не были предоставлены ЕСПЧ. "ЕСПЧ отнесся ко всему делу об убийстве Натальи Эстемировой абсолютно формально. Потому, если говорить с формальной точки зрения, то [наличие в деле материалов, относимых к гостайне], не является доказательством [причастности российских властей к убийству] в суде. Но, если говорить о личном мнении и мнении моих коллег, то для каких целей государство саботирует расследование? Мы же видим, что и в других аспектах расследования этого дела государство откровенно саботирует и не желает знакомить ни ЕСПЧ, ни потерпевших, никого с полным объемом материалов дела. Они понимают, с чем они ознакомили нас, у нас известны начальные тома дела, часть материалов, где проводились экспертизы, нам была доступна, на основании этой части мы четко сделали вывод, у нас был доклад, где доказано, что расследование саботировалось и сознательно уводилось в сторону от возможной причастности силовиков к якобы причастности боевиков", - рассказал Орлов.

Он также констатировал неспособность ЕСПЧ оказать давление на Россию и требовать исполнения обязательств в части предоставления всех материалов расследования по делу Эстемировой. "Вполне очевидно, что нас загнали в тупик, и здесь только воля следствия, высшего надзирающего органа - прокуратуры, руководителя СКР и того, кто над ними стоит - по сути, политическая воля. Это все отсутствует. Они загнали дело в тупик, отрезали нам любые возможности дальше добиваться расследования. Полное наше разочарование совершенно безобразным, абсолютно формальным подходом и позицией к этому вопросу у ЕСПЧ", - заявил Орлов.

Он отметил, что в целом, ЕСПЧ и Совет Европы не выполняют своих обязанностей в отношении России. "В таких случаях, когда нет надлежащей реакции на решение ЕСПЧ со стороны государства, есть возможность действовать через Комитет министров иностранных дел, их представителей при Совете Европы. Очень слабо, очень нерешительно Кабинет министров в ряде случаев выносит свои решения в адрес России, указывая, что Россия не исполняет те или иные решения ЕСПЧ, что происходит системное неисполнение. Все это вяло, неактивно. Более того, там есть механизмы, когда возможно уже новое, повторное рассмотрение ЕСПЧ жалобы на неисполнение решения. Этот механизм практически не задействован в отношении России. В целом, не выполняется та функция, которую и Совет Европы, и его орган - суд по правам человека - должны выполнять по отношению к России", - заявил Олег Орлов.

Формальным правозащитник назвал решение ЕСПЧ на основании того, что суд не учитывал при рассмотрении дела нетерпимую обстановку в Чеченской Республике к правозащитникам, которые были объявлены террористами. "Что касается конкретно этого дела, суд формально оценивал [обстоятельства]. Например, увезли ли неизвестные люди Наталью Эстемирову на бронетранспортере? Нет, на машине. А были в погонах, форме? Нет. А удостоверения, что они являются представителями правоохранительных органов, показывали? Нет. А какие в этом случае основания думать, что это представители государств? А то, что они через все блокпосты проехали без досмотра и смогли провезти через зону, где проводилась КТО на границе Чечни и Ингушетии беспрепятственно человека - это не доказательство", - рассказал Орлов.

При этом, отметил он, в аналогичных делах были случаи, когда ЕСПЧ признавал роль представителей государства в похищениях и убийствах, однако не увидел того же самого в деле Эстемировой. "Мы направляли информацию, что в Чечне на тот момент была создана абсолютно нетерпимая обстановка по отношению к правозащитникам, что Рамзан Кадыров, по сути дела, объявлял правозащитников равными террористам многократно. А террористов, по их же словам, можно и нужно уничтожать без суда и следствия, и не то, чтобы они оказывали сопротивление, а просто всех уничтожать. Отсюда что следует? Террористов надо уничтожать, а правозащитники - это террористы. Вполне логичная цепочка. Правозащитники были, по сути, объявлены врагами государства. Это суд должен был учитывать, эту вину, что создана ситуация, когда правозащитники, по сути, объявлены разрешенной целью. А Чечня - это республика, где слова Кадырова, просто произнесенные с экрана телевизора, воспринимаются как приказ, и где системно совершаются массовые нарушения прав человека. Весь этот комплекс информации суд вообще не исследовал: какая атмосфера там создана, в каких обстоятельствах все это происходило. Абсолютно, сугубо формально. Претензий к ЕСПЧ у нас более, чем достаточно", - сказал Олег Орлов.

Правозащитник также обратил внимание на то, что к ЕСПЧ есть много претензий и по целому ряду других дел, связанных с фальсификацией уголовных дел в отношении исламских религиозных групп в России. "Это когда те или иные исламские организации в России необоснованно, без доказательств называются террористическими. Мы не знаем, такие они или нет, но доказательств нет. Хоть каких-то сведений, что они террористические, нет. Но наши власти объявляют их террористическими только за какую-то причастность к обсуждениям в кругу других людей проблем этой организации, за обсуждение каких-то религиозных вопросов. Осуждают на длительные сроки, более 10 лет. Не за обсуждение террористических актов насилия, а только обсуждение религиозных постулатов их исламских организаций. 10, 12 и более лет человек сидит только за это. И мы считаем это неправильным и необоснованным, направляем материалы в ЕСПЧ, который абсолютно предвзят по отношению к таким вопросам. Они вообще не желают рассматривать такие неправомерные обвинения исламских, фундаменталистских организаций. Да, эти организации сами отрицают понятие прав человека в том виде, в котором оно существует в международном сообществе. Они не симпатичные, но они не террористические, как мы считаем. И ЕСПЧ абсолютно не желает рассматривать вопросы, связанные с такими исламскими организациями", - сказал Орлов.

Среди примеров ненадлежащей реакции ЕСПЧ правозащитник напомнил и жалобу на закон об иноагентах. "Самый последний, очевидный и вопиющий пример - почему ЕСПЧ с 2015 года не мог рассмотреть вопрос о так называемом законе об иностранных НКО, иностранных агентах? С 2015 года там лежит жалоба. Мы просили рассмотреть ее во внеочередном, срочном порядке. Нам было отказано. С тех пор новые жалобы поступили, закон ужесточается, правоприменительная практика привела к сильному подавлению гражданского общества. Нас уже закрывают, ликвидируют на основании этого закона, появились новые законы. Уже людей называют иноагентами, а ЕСПЧ никак не может, не желает, а скорее всего, боится рассматривать этот комплекс вопросов и этих жалоб. Спасибо ЕСПЧ, что по поводу ликвидации двух "Мемориалов"* он применил Правило 39, а именно приостановили действия в отношении нас до рассмотрения ими этого дела. Но не надо было занимать раньше страусиную позицию. Теперь они привели к тому, что им все равно придется рассматривать, только в ситуации значительно ухудшившейся, чем это было два-три года назад. Потому у нас масса вопросов и претензий к ЕСПЧ", - рассказал Орлов.

Он отметил, что потерпевшей стороне сейчас не требуется предпринимать каких-то усилий для возобновления следствия, поскольку представители властей делают это систематически, самостоятельно, приостанавливая дело и возбуждая вновь. "Следствие так и делает по кругу. Не знаю, в каком состоянии это дело сейчас. Они возобновляют, приостанавливают, но оно не прекратилось. И так будет по кругу. Сколько это будет продолжаться - не знаю. Такое громкое и важное дело, как убийство Натальи Эстемировой, они не рискнут прекратить еще долгие годы. Потому что если они его прекратят, то мы сразу потребует ознакомления с материалами следствия", - сказал Орлов.

Правозащитник также отметил, что опасения из-за того, что Россия не исполнит очередное решение ЕСПЧ, становится фактором, по которому международный судебный орган предпочитает оттягивать рассмотрение важных и резонансных жалоб по России. "В ЕСПЧ все очень непросто. Например, мы видим, что дела по Навальному рассматривались очень быстро, буквально год не прошел, а дело рассмотрено. А другие дела лежат больше десяти лет. С Натальей Эстемировой столько времени тянулось, дело очень важное, довольно громкое и там много факторов, как и загруженность отдельных судей, за которыми записано то или иное дело, и какие-то политические обстоятельства. Что бы не говорили, что ЕСПЧ вне политики, но почему тогда он не рассматривает такое важное дело по России, как об иноагентах? Они боятся, что Россия в очередной раз откажется выполнять, потому они предпочитают не создавать прецеденты неисполнения Россией очередных решений ЕСПЧ. Потому лучше не заниматься этим. Это позиция страуса, который прячет голову в песок в надежде, что проблема пройдет мимо него, разрешится сама", - заключил Олег Орлов.

Новости, связанные с убийствами Натальи Эстемировой и ее подруги, журналистки Анны Политковской, собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Политковская и Эстемирова".

* организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. 28 декабря Верховный суд России принял решение ликвидировать "Международный Мемориал"* и его региональные подразделения, 29 декабря Мосгорсуд постановил ликвидировать Правозащитный центр "Мемориал"*. Исполнение этих судебных решений должно быть отложено до решения ЕСПЧ по жалобе российских неправительственных организаций на закон об иноагентах, заявил в этот же день декабря ЕСПЧ.

Автор: Алихан Мамсуров источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

29 мая 2024, 17:38

  • Суд отказался смягчить наказание троим ингушским активистам

    Барах Чемурзиев, Исмаил Нальгиев и Багаудин Хаутиев, которые уже отбыли большую часть восьмилетнего срока, попросили суд заменить им неотбытую часть срока на наказание, не связанное с лишением свободы. Суд в Ставропольском крае, где они находятся в колонии, отказался удовлетворить ходатайства.

29 мая 2024, 16:46

29 мая 2024, 16:08

29 мая 2024, 15:26

  • Четыре военных из Астраханской области убиты на Украине

    Максим Кицина, Рафаэль Нурмухамедов, Замир Синалиев и Александр Выгуляр убиты в зоне боевых действий, сообщил глава Приволжского района. С начала военной операции на Украине власти признали убитыми как минимум 322 бойцов из Астраханской области.

29 мая 2024, 14:35

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей