Насилие в семье. Фото: Aziz Karimov / reuters

19 февраля 2022, 18:56

Правозащитники сочли неэффективными юридические меры защиты жертв насилия на Кавказе

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Как действовать жертве домашнего насилия, рассказали опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники. Однако они подчеркнули, что все названные ими меры могут быть бесполезны, в особенности в регионах Кавказа из-за того, что юридические механизмы не работают, похищение жертв насилия их родственниками не приводит к уголовной ответственности для похитителей, а власти предпочитают не замечать проблему.

Как писал "Кавказский узел", 7 февраля в кризисном центре "Крепость" сообщили, что 20-летняя уроженка Дагестана Айшат, получившая 4 февраля травмы при попытке родственников похитить ее и вернуть домой, находится в безопасном месте. Московская полиция начала проверку инцидента, сообщил адвокат девушки Дмитрий Захватов. По его словам, отец девушки напал на дочь и в здании отдела полиции, перед этим решив, что присутствовавший там сотрудник на его стороне. Айшат написала заявление на брата и отца, а затем поехала в больницу, где у нее зафиксировали сотрясение мозга и ушибы. Побои зафиксированы и у молодого человека, спутника Айшат, рассказал адвокат.

Ранее "Кавказский узел" писал о других случаях, когда родственники пытались вернуть домой сбежавших от домашнего насилия женщин. Так, 18 октября 2021 года двух девушек, сбежавших от родственников в Дагестане, забрали насильно силовики из кризисного центра в Казани "Мамин дом". Они позднее вышли на связь, заверив, что у них все хорошо, и призвали не искать их. Эти заявления девушки сделали под давлением, считает правозащитница Светлана Анохина. Она уточнила, что до побега из семей девушки в течение года просили помочь им уехать за пределы Кавказа. После возвращения к мужьям девушки рискуют стать жертвами "убийства чести", отметили опрошенные "Кавказским узлом" кавказоведы. Текущие юридические предписания не защищают постоялиц кризисных центров от похищений силовиками по запросу родственников. В России необходимо принять специальный закон, который бы запрещал родственникам приближаться к пострадавшей или возвращать их в семью при помощи полиции, прокомментировали подобные случаи опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники.

Какие меры безопасности следует предпринять жертве домашнего насилия

Написать заявление или видеообращение с просьбой не разыскивать

Прежде всего девушке нужно пойти в полицию и написать заявление о том, что она не пропала, а ушла самостоятельно. "Если это, конечно, не опасно для нее", - рассказала "Кавказскому узлу" руководитель кризисного центра "Китеж" Алена Ельцова. "Нужно написать заявление с просьбой ее не разыскивать, взять копию этого заявления и  талончик КУСП (Книга учета сообщений о преступлениях), который к этому заявлению прилагается. Если поход в полицию может быть  опасен, нужно снять видео. Причем снять его, еще находясь дома, потому что в видео есть метаданные, которые показывают геолокацию. Если  снять его позднее из того места, куда девушка ушла, то метаданные раскроют это место", - сказала она. 

Однако собственноручно написанное в полицию заявление о том, что девушка сама ушла из дома, уже ничего не гарантирует, посетовала Ельцова. "Ситуация с заявлениями изменилась. Пару лет назад такой проблемы не было. Девушки писали заявление в полицию, уходя из дома, и всё. Единственное, что полиция всегда предлагает сообщить адрес, по которому девушка будет находиться, и, как правило, этот адрес потом передается мужу или иному родственнику-преследователю. Поэтому девушки обычно называли вымышленный адрес. Но где-то два года назад это перестало работать, заявления перестали помогать. Мы даже консультировались со знакомыми полицейскими - как с этим быть? И нам ответили, что никак. Мол, это простая должностная инструкция, которая всегда должна так работать, и если родственники каждую неделю будут подавать в розыск, то каждую неделю полицейские обязаны каким-то образом отреагировать на это заявление", - сказала она.

Многое зависит от самих  полицейских, отметила правозащитница: "Например, родственники подали заявление о пропаже человека, полиция девушку находит и доставляет к себе в отдел, чтобы опросить. После этого вроде бы ее должны просто отпустить, но если на улице стоит толпа родственников, понятно, что это представляет опасность для девушки. В этом случае полиция может закрыть на это глаза, а может ведь и помочь - например, вывести ее через черный ход, чтобы обезопасить. От личности полицейских, которые в этом участвуют, зависит очень много", подчеркнула Ельцова. Еще один важный аспект, по ее словам,  коррупционная составляющая. "Если присутствуют коррупционные схемы, то девушка просто задерживается и передается в руки родственников без всякого снятия показаний", - добавила Ельцова.

Руководитель  проекта "Отцы и дочки" Аида Мирмаксумова согласилась, что заявления девушек в полицию, в том числе видеозаявления о том, что разыскивать не надо, не работают. "Мне, конечно, не понятно, чем руководствуются правоохранительные органы, объявляя в розыск совершеннолетнего человека, который ушел из дома по своему желанию и написал об этом официальное заявление и видеообращение. Но такие видеозаявления не работают. У меня была одна эвакуация. Родственники быстро вышли на меня и передали мой телефон участковому. Он звонил мне и говорил: "Вы понимаете, надо мной ее родственники стоят и требуют выяснить, где она. Даже если она взрослая и ушла по своему желанию". Я говорю: "Я вам больше ничего не скажу".  А он: "А вдруг это вы заставили ее записать это видео? А вдруг оно старое, записанное несколько месяцев назад? Пусть она запишет новое и держит в руках газету со свежей датой", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Тем не менее - писать такие заявления и обращения надо, отметила правозащитница: "Я не знаю, как, каким языком и какими словами нужно девушкам говорить в видеообращениях, чтобы и их родители, и полиция, которая в деле, понимали: если взрослый совершеннолетний человек ушел из семьи, он сделал это по своему желанию. Он не ребенок, которого можно вывезти за ручку. Но в любом случае записывать такие видеообращения и официальные бумажные заявления необходимо. В случае чего это может помочь юристам и правозащитникам дальше работать с этим кейсом", - подчеркнула Миркасумова.

Найти адвоката

Помимо подачи заявления в полицию, перед уходом очень важно также найти адвоката, возможно, через правозащитную организацию, указала Ельцова. "Но это, как правило, трудноосуществимо. Например, выезд адвоката в аэропорт может стоить приличных денег, 40-50 тысяч. Не у всех девушек есть такие ресурсы. А правозащитные организации - помогают, да, но они сами сейчас работают на пределе с учетом всех сложностей, которые создаются им в работе", - пояснила она.

По словам Ельцовой, всё же стоит написать заявление адвокатам, хотя бы дистанционно, чтоб в случае задержания адвокаты могли прийти в полицию и иметь все основания для представления интересов девушки.

Сменить телефон и сим-карту и отказаться от всех контактов с родными

В случае ухода из дома стоит заменить и сим-карту, и сам телефон, но даже новый телефон не гарантирует безопасности, подчеркнула Ельцова: "Всё зависит от ресурсов тех людей, которые разыскивают девушку. Есть преследователи, у которых очень сильные ресурсы в плане взлома почты, мессенджеров. И могут взломать мессенджеры, допустим, у адвоката или у правозащитников - и оттуда получить информацию о девушке. То есть даже у нее самой телефон будет новый, но она выходит на связь с людьми, личность и контакты которых известны преследователям, и ее можно найти через них", - добавила она.

Также при поиске девушки могут задействоваться и другие ресурсы. "Если преследователи достаточно могущественные, они могут инициировать какое-то преступление, и девушка будет разыскиваться не как пропавшая, а как совершившая преступление. И тогда можно подключить и базу видеокамер, и взлом всех телефонов, и другие возможности", - указала Ельцова. 

Мирмаксумова также предупредила, что пользоваться своими смартфоном, ноутбуком и даже профилями в соцсетях после ухода от родственников очень опасно. "Никакими гаджетами, которые могут помочь отследить девушку, пользоваться ни в коем случае нельзя! Нужно удалить все соцсети и поменять все номера. Это самое первое, что нужно сделать", - сказала она. 

При этом даже единичный контакт с кем-то из близких может привести к провалу всего плана, отметила Мирмаксумова.  "К сожалению, через какое-то время после эвакуации человек забывает, как плохо ему было, от чего он бежал, начинает скучать по тем, кого любил и оставил там, начинает переписываться и даже созваниваться. То с мамой, то с сестрой, то с подругой. В этом случае, конечно, понадобится помощь психолога и куратора шелтера, где человек находится. Но ни в коем случае нельзя связываться с родными и друзьями. Даже если вам кажется, что это безопасно, и это "всего один звонок". Конечно, это личное дело человека: если он хочет, пусть восстанавливает контакт с родными. Но все же не стоит этого делать, пока вы не оказались в безопасности в другой стране, когда вас только-только вывезли из родной республики и за вас отвечают другие люди. Это безответственность, это может поставить под удар жизнь тех, кто вам помогает", - подчеркнула она.

Просить о помощи в случае похищения

При похищении в людном месте Мирмаксумова посоветовала девушкам поднимать шум. "Кричать! Однозначно кричать, привлекая внимание прохожих. Просите этих людей связаться с кем-то, кому вы доверяете, выкрикивая свое имя и имя или номер человека, который сможет вам помочь, или название организации, где вам окажут помощь. Если вы видите, что кто-то из прохожих снимает происходящее на телефон, обязательно кричите ваше имя и что это похищение, вы не идете с этими людьми добровольно. Я не знаю, поможет ли это в разбирательстве с полицией, но это может помочь привлечь внимание общественности. В некоторых случаях соцсети и общественность лучше и оперативнее срабатывают, чем правоохранительные органы", - отметила правозащитница. 

Ельцова указала, что, как правило, при похищении девушке просить о помощи мешает шок. "Еще не факт, что за девушку кто-то заступится. Она может кричать: "Меня похищают", может кричать телефон адвоката, может успеть отдать кому-то свой телефон, в котором будет какое-то указание, куда нужно обратиться. Но это всё из области фантазий. Как правило, в состоянии шока ничего, никакие заранее продуманные шаги не работают, потому что сама девушка может очень сильно растеряться", - добавила она.

Если девушка попадает обратно в руки родственников, то зачастую перестает бороться, сказала Ельцова: "Потому что там, как правило, есть какой-то шантаж - например, жизнями и здоровьем других членов семьи, братьев или сестер, или подруг и друзей, или бойфренда". 

Юридические инструменты защиты девушек на Кавказе зачастую бесполезны

Вопрос не в том, какие есть юридические инструменты, чтобы защитить девушку, укрывающуюся от родственников-преследователей, а в том, что эти инструменты не работают, сказала корреспонденту "Кавказского узла" соосновательница сети взаимопомощи женщинам "Ты не одна" Алена Попова. По ее словам, есть лишь одно возможное в этом случае юридическое действие  - прийти в полицию и написать заявление, что розыск не требуется. "Проблема-то не в самих юридических действиях, а в том, что во всех случаях похищений - и Патимат из Казани, и Айшат из Москвы, и Халимат из Махачкалы, и еще во множестве разных историй - юридические инструменты не работают вообще. Когда девушка выходит в участок, чтобы написать заявление, а ее родственники по пути хватают, запихивают в машину и увозят, это потом не расценивается как похищение, хотя здесь прямой состав (преступления)", - указала она.

В июне 2021 года из шелтера в Махачкале силовиками была похищена и возвращена в Чечню 22-летняя чеченка Халимат Тарамова.  Как это произошло, рассказывается в справке "Кавказского узла" "Халимат Тарамова: жертва традиций и силовиков".

Когда полицейские  или люди, которые даже не представились, "вламываются в кризисную квартиру и наносят при этом побои, причиняют вред здоровью людей, которые там находятся", силовики также не несут никакой ответственности за свои действия, сказала Попова. "Здесь проблема совершенно не в том, как действовать, а в том, как у нас происходит правоприменение именно к таким случаям, касающимся Кавказа", - обратила внимание она.

По ее словам, случаи, когда из шелтеров увозят девушек родственники с Кавказа, в последнее время заметно участились: "Меня в связи с участившимися случаями похищений девушек из Дагестана волнует, почему молчит глава Дагестана Меликов. Он отправлен из центра в Дагестан, чтобы блюсти законность и порядок. Это основное, зачем глава региона занимает свой пост. А в похищении людей нет ни законности, ни порядка", - подчеркнула Попова.

Проблема носит системный характер, отметила она. "Мы можем делать массу разных дорожных карт - как скрыться, укрыться, обезопасить себя, выкинуть телефон, выкинуть симку, не попадать на камеры видеонаблюдения, уехать в максимально неожидаемое место, но если не действуют юридические механизмы, ничего не будет действовать. Родственники подают заявление о том, что девушка пропала, девушка должна будет сообщить, что она не пропала, если она хочет, чтоб ее не разыскивали, и любая процедура дальше будет способствовать тому, что ее похитят", - пояснила Попова.

Похищение жертв насилия остается безнаказанным

При этом похищение девушек, которые пытались укрыться от родственников, не приводит к уголовному преследованию похитителей, отметила она. "Чаще всего это касается именно девушек с Кавказа. Хотя у нас в принципе на вызовы, связанные с домашним насилием, полиция  или не реагирует, даже не выезжает, или реагирует, но ничего сделать не может или не хочет. То есть у нас полиция в целом плохо защищает от домашнего насилия и в целом плохо защищает пострадавших, которые пытаются скрыться от своих насильников. Но если это касается Кавказа, то здесь в последнее время просто удивительная, участившаяся история закрывания глаз вообще на всё. Когда есть реальные составы (преступления) - на это просто закрывают глаза", - посетовала Попова. 

Однако после похищения девушек начинают очень активно проверять кризисные центры, подчеркнула она. "И с Казанью такая история была, и с кризисной квартирой в Дагестане. Я прямо уверена, что в те кризисные центры, из которых увозили девушек на Кавказ, потом приходили какие-нибудь правоохранители, начиналось какое-нибудь давление. И это ситуация - совершенно рядовая, ставшая, к сожалению, какой-то нормой для правоохранительной системы в отношении случаев с Кавказа", - сказала Попова.

На Кавказе очень крепкие родственные и социальные связи, что сказывается на возможностях привлечения похитителей к ответственности, добавила она. "Там в полиции работают - у кого брат, у кого сват, и понятно, что если девушка сбежала из семьи этого брата-свата, то точно ничего не будет возбуждено. Здесь надо говорить о вмешательстве тех институций или институтов, которые или контролируют полицию, например, прокуратуры, а также тех, кто занимается обучением сотрудников полиции", - указала Попова. 

По ее словам, необходимо прилагать усилия к тому, чтобы действительно влиять на качество работы полиции при домашнем насилии, считает собеседница.  Она отметила, что похищение человека это отдельное преступление, но в регионах Кавказа оно тесно связано с домашним насилием. "Оно всегда сопряжено на Кавказе с тем, что девушка убежала из-за насилия в семье - а дальше ее просто похитили и увезли обратно. И нужно контролировать, чтобы возбуждались дела, чтобы они не длились годами и не заканчивались каким-нибудь фееричным решением, когда человек или группа людей не несут никакого наказания", - подчеркнула она.

24 марта 2021 года суд удовлетворил требование жительницы Дагестана Нины Церетиловой об опеке над детьми, а 16 июля 2021 года был удовлетворен ее иск об ограничении в родительских правах отца детей, с которым Церетилова разведена. В июле прошлого года процедура передачи детей была сорвана из-за бездействия приставов, заявила Церетилова. Она  также жаловалась на избиение 19 августа 2021 года, когда она приезжала в бывшему мужу в Буйнакск. По версии бывшего мужа, Нина напала на его родителей. В октябре передача детей сорвалась еще раз. Отец не привез детей в Махачкалу, объяснив это тем, что старший сын сбежал, а младшие плачут и не хотят никуда ехать. Однако в его доме в Буйнакске детей не оказалось, отец увез их в Чечню. Вернуть детей матери по решению суда удалось лишь в середине октября 2021 года.

Попова отметила  важность постоянного внимания к этой проблеме. "Может быть, тех, кто про это говорит, будут еще более активно прессовать, но про это нужно говорить - так же, как надо говорить про право мам, у которых на Кавказе отбирают детей в пользу отцов. Так же надо говорить и про работу полиции в случае домашнего насилия. Потому что похищения (девушек из мест, где они пытаются укрыться) - только участились. Их стало больше. Раньше такого не было. Всё потому, что люди (похитители) чувствуют, что они не будут наказаны", - уверена она. 

Самое страшное, что после похищения девушка исчезает из виду, и даже попытки ее найти становятся для правозащитников опасными, добавила Попова. "Схема всегда одна и та же. Они сначала "увозят силой" - то есть похищают. Дальше они записывают под давлением видео с ней или какой-то текст пишут от ее лица в духе: "Не ищите меня, у меня всё хорошо, я со своей семьей". А потом она просто пропадает из виду, и никто не знает, где она находится, как у нее дела, что с ней. Может, ее давно уже убили, "смыв позор" таким образом. Мы не знаем. Хотя эти средневековые методы вообще на территории России не могут действовать, и это еще один вопрос, почему их количество увеличивается, почему все на это закрывают глаза. И вот, мы ничего не знаем. А когда пытаемся узнать - получаем угрозы уже своей жизни. И дальше, когда уже мы, активисты, правозащитники, идем заявлять (об угрозах) - тоже ничего не происходит", - сказала она.

Халимат Тарамова по ее словам, подвергалась насилию в семье. После ее похищения силовиками и возвращения в семью возникли опасения за ее безопасность. Министр по делам национальности республики Ахмед Дудаев 12 июня 2021 года заявил, что это правозащитники причастны к похищению Халимат Тарамовой, а чеченские силовики действовали в рамках закона.  После был опубликован большой репортаж чеченского государственного телеканала "Грозный", в котором были повторены тезисы Дудаева. Появляется в кадрах и Халимат, говорит немного, подробностей поездки в Махачкалу вспомнить не может, но заявляет, что дома у нее все хорошо, ее "абсолютно не ущемляют" и "вкусно кормят". В сюжет были также включены кадры посещения дома Тарамовых местными правозащитниками. Девушка вела себя неестественно и вряд ли могла искренне отвечать на вопросы, указали тогда авторы комментариев к телерепортажу и поставили под сомнение слова о соблюдении ее прав в Чечне.

"Девушки, безусловно, должны иметь план безопасности и знать, как действовать. Но проблема в том, что сама система не работает. И все мы - правозащитники, активисты, юристы, СМИ - должны делать всё возможное, чтобы система хоть как-то начала работать", - заключила Попова. 

Женщины, чье поведение родственники сочли позором для рода, могут стать жертвами "убийств чести" на Кавказе. Эти убийства совершают сами родственники, чаще всего отец или брат, говорится в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Убийства чести" на Северном Кавказе". 

Автор: Алена Садовская источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

13 июня 2024, 10:15

13 июня 2024, 09:57

13 июня 2024, 09:28

  • Анапчане пожаловались на преследования после видеообращения к Путину

    Силовики пытаются представить как несанкционированный митинг действия жителей Анапы, записавших несколько дней назад видеообращение к президенту России с жалобой, что руководство местного детского лагеря перегородило забором пляж, лишив тем самым людей доступа к нему, рассказали активисты. Директор лагеря пояснил, что забор установлен в целях безопасности.

13 июня 2024, 08:39

  • Аналитики в Ереване скептически оценили заявление Пашиняна о выходе из ОДКБ

    Заявление Никола Пашиняна о выходе Армении из Организации Договора о коллективной безопасности больше похоже на политические манипуляции, чем на реальные планы, поскольку в этом направлении нет практических шагов, отметили политологи Андриас Гукасян и Гурген Симонян. Выход из ОДКБ не улучшит отношения Еревана с Западом, считает политобозреватель Акоп Бадалян.

13 июня 2024, 07:45

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей