27 декабря 2021, 23:22

Родные уроженки Кубани связали дело о финансировании терроризма с принятием ею ислама

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Уроженка Кубани Ольга Петрова, обвиняемая в финансировании терроризма, утверждает, что фигурирующие в деле переводы совершала поставщику товаров народной медицины. Само дело основано на показаниях осужденного за причастность к содействию террористической деятельности Сагида Казимагомедова, заявившего о давлении, но суд не принимает это во внимание, указал адвокат. По словам родных, силовики начали преследование семьи после принятия Петровой и ее сестры ислама.

Как писал "Кавказский узел", 21 октября 2020 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону назначил пять лет колонии 35-летнему жителю Ростова-на-Дону Сагиду Казимагомедову, обвиненному в причастности к содействию террористической деятельности. В декабре того же года коллегия Апелляционного военного суда в Московской области также признала Казимагомедова виновным и оставила приговор Южного окружного военного суда без изменений. По версии обвинения, с января 2014 года по 10 февраля 2017 года Казимагомедов в Ростове-на-Дону и поселке Займище Ростовской области перевел на банковские реквизиты участникам запрещенной судом в России террористической организации "Исламское государство"* 704 тысячи 500 рублей. Казимагомедов признал вину.

Дело 36-летней Ольги Петровой, обвиняемой в финансировании терроризма, рассматривает Южный окружной военный суд с августа 2021 года. На сегодня было запланировано очередное заседание суда. Петровой, согласно информации на сайте суда, вменена часть 1 статьи 205.1 (содействие террористической деятельности) УК РФ, которая по действующей редакции кодекса предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Родные Петровой связывают давление силовиков на них с принятием сестрами ислама

Как сообщила корреспонденту "Кавказского узла" Ирина Дудка, родная сестра Ольги Петровой, рассмотрение дела идет к завершению - прокурор уже запросил для подсудимой семь лет колонии. При этом, по словам женщины, Ольга Петрова не признает вины, а их семья подверглась преследованию после принятия сестрами ислама. Никогда до этого момента проблем с силовыми структурами у семьи не было, подчеркивает Ирина Дудка. Сама она из-за угроз ее жизни и свободе со стороны должностных лиц российских силовых органов покинула Россию.

"Мы русские, обе давно принявшие ислам. Моя сестра Ольга проживала в Краснодарском крае, приняла ислам в 18 лет, в 2010-2011 годах переехала в Махачкалу, где вела торговлю товарами народной медицины и биопродукцией: это хельба (другое название: пажитник –растение, используемое в качестве лекарственного средства и как специи – прим. "Кавказского узла"), кыст хинди (другое название: индийский костус - растение, упомянутое в мусульманских хадисах, которому приписывают исцеление от множества недугов – прим. "Кавказского узла"), мыло, шампуни, масла. Ее там сразу, как русскую мусульманку поставили на учет. И когда она ездила к матери, то должна была писать расписку или им звонить", - рассказала Ирина Дудка.

По ее словам, в 2020 году, как обычно, Ольга Петрова с двумя несовершеннолетними детьми приехала на летние каникулы к своей престарелой матери в Краснодарский край. "13 августа 2020 года в 6.10 утра приехал целый автобус и легковая машина с сотрудниками Росгвардии, ФСБ и следователями с автоматами, в масках. Сломали калитку, сильно напугали детей. Было очень рано, звонить адвокату матери не разрешили. Даже не дали сестре одеться, стояли, смотрели, как она одевается. С ними приехали две девочки с юридического техникума в качестве понятых. Был произведен обыск, который проходил до 13.00, у матери в доме ничего обнаружено не было. Мою сестру забрали и увезли в Краснодар, родственникам ничего не поясняли", - сообщила Ирина Дудка.

Она отметила, что во время обыска в их доме были конфискованы деньги сестры, телефоны ее, детей и матери. "У сестры конфисковали деньги, что Путин выделил на детей. Она только сняла их с карты матери, которой она пользовалась. Также забрали ее телефон. У матери вытряхнули всю мелочь из ее личной сумки, мама их пристыдила, и они оставили. Детей отдельно в их комнате допросил мужчина и выманил у них их личные телефоны. Адвоката и родных при этом не было. Забрали личные телефоны у мамы, даже мои старые запчасти от планшета в моей комнате, Коран и мою медицинскую карту. У детей до сих пор психическая травма, спят только со светом и боятся, что кто-то дверь сломает", - рассказала Ирина Дудка.

Тот дом, по ее словам, оформлен на маму: "Оля прописана там с детьми, больше никто не живет, и они это знали. Следователь […] очень расстроился, что ничего не нашли, и бегал, орал, что все равно докажет, что пять свидетелей найдет против нее. Один человек в гражданке ходил с полной спортивной сумкой, мама его не оставляла и ходила за ним и говорила: «Только попробуйте что-то подбросить», - и спрашивала, что в сумке. Он походил, ушел и сел в машину".

Женщина пояснила, что впоследствии Петровой предъявили обвинение в финансировании терроризма за переводы денег на карту уроженца Дагестана Сагида Казимагомедова, с супругой которого сестра занималась бизнесом. По словам Ирины, деньги Ольга Казимагомедову переводила за пажитник. "Ее поместили в СИЗО-1 Краснодара, где держали до осени 2021 года и затем перевели в СИЗО-1 Ростова для суда. Моей сестре предъявлено обвинение по статье о финансировании терроризма за несколько переводов на небольшие суммы", - указала она.

По словам Ирины Дудки, Казимагомедов изначально дал показания против сестры, но в суде отказался от них: "На судах, проходивших осенью 2021 года, Казимагомедов отказался от своих показаний и подтвердил факт торговли с моей сестрой. Также были допрошены другие свидетели обвинения, заявившие в суде, что к ним были применены методы давления и что они подписали показания под психологическим принуждением, опасаясь за свою жизнь. Свидетели защиты, соседи и знакомые сестры из Махачкалы дали показания о порядочном образе жизни моей сестры, об этом же заявили и соседи матери".

"По сути, мою сестру сейчас судят за то, что она русская и приняла ислам. Нашей матери судья на допросе задавал вопросы о том, крестила ли она нас с сестрой и в какой одежде мы ходим, имея в виду платок на голове, все вопросы к делу не относились, а лишь к исповедуемой нами религии. Мне и моей семье [от силовиков] сыпались угрозы, и я вынуждена была покинуть страну", - сказала Ирина Дудка.

Она отметила, что ни ее сестра, ни она сама, не были знакомы ни с кем, кто был носителем идей терроризма, уехал в Сирию или был участником НВФ в прошлом или настоящем. "Она никогда не была заграницей, у нее нет даже загранпаспорта. Во время следствия сестре предлагали оговорить переводивших ей на карту деньги людей, но она сказала, что никого подставлять не будет и вину не признает. Показания против нее дала девушка-мусульманка, которая также находится в тюрьме, но в суде сказала, что ей угрожали, и она сестру не знает", - заявила Ирина Дудка.

Адвокат заявила о нарушении следствием права на защиту

Во время предварительного расследования дела в отношении Ольги Петровой следствие допустило множество нарушений уголовно-процессуального закона, считает адвокат женщины Гаяне Малхасян.

"Изначально ничего не проверялось, ходатайства отклонялись, затем были проведены и дополнительные допросы Петровой, и очная ставка с Казимагомедовым, отказано в проведении очной ставки с его супругой, с которой у Петровой были торговые отношения. Жалобу на действие следователя о возбуждении в отношении Петровой уголовного дела подавала в суд, затем в апелляцию, результат отрицательный. На меня давление не оказывалась, на Петрову - были неоднократно попытки склонения к сотрудничеству со следствием, психологическое принуждение к признанию вины. Также отказано было в допросах лиц, которым было известно о ее торговле, но суд частично удовлетворил эти ходатайства, в суде допрошены четыре свидетеля защиты", - рассказала Малхасян.

Следствие описывает Ольгу Петрову как сторонницу радикального ислама, которой было известно о противоправной деятельности Казимагомедова, которому она переводила денежные средства "для поддержания террористической деятельности" осознанно, "имея преступный умысел". Единственным доказательством вины Петровой в части перевода Казимагомедову следствие называет в обвинительном заключении (копия имеется в распоряжении "Кавказского узла") вступивший в законную силу приговор в отношении осужденного.

"В дальнейшем указанные денежные средства в сумме 21 700 рублей потрачены на приобретение авиабилетов третьим лицам для выезда в Сирию и последующего участия в деятельности ИГ*, а также на иные неустановленные цели организации, что подтверждается вступившим в законную силу приговором Южного окружного военного суда в отношении Сагида Казимагомедова", - говорится в обвинительном заключении.

Ходатайство прежнего защитника о недопустимости доказательств было отклонено, рассказывает адвокат Малхасян.

"Я также говорила в суде, что доказательства, добытые следствием недопустимы, потому как люди в судебном заседании говорят обратное", - подчеркнула она.

Всего следствием Петровой инкриминируется девять денежных переводов в адрес Сагида Казимагомедова на общую сумму 21700 рублей, совершенных в период с февраля 2013 года по январь 2015 года, говорится в обвинительном заключении.

Казимагомедов является единственным свидетелем обвинения, которому Петрова переводила денежные средства и которые, по утверждению следствия, получатель направил на приобретение билетов для желавших примкнуть к рядам террористов на территории Сирии. В деле проходит еще несколько свидетелей обвинения, которые лишь характеризуют Петрову, как личность, ничего не подтверждая доказательство ее причастности к финансированию терроризма, сообщила адвокат Гаяне Малхасян.

Одной из таких свидетельниц, со слов защиты, является осужденная на 10 лет Анна Папушина, бухгалтер известного дагестанского проповедника Абу Умара Саситлинского.

Анна Папушина является единственным свидетелем обвинения, на показаниях которой был вынесен приговор в отношении 26-летнего уроженца Северной Осетии Георгия Гуева, который перевел 7201 рублей на программы борьбы с нехваткой питьевой воды в Африке фонда "Живое сердце", основателем которого является Абу Умар Саситлинский. 20 ноября 2020 года военный суд в Москве приговорил Георгия Гуева к шести годам колонии общего режима, признав его виновным в финансировании терроризма, коллегия военного суда Москвы оставила приговор в силе. Суд, рассматривая дело Гуева, с первого заседания принял сторону обвинения, указал его адвокат, решив добиваться смягчения или отмены приговора. Также Анна Папушина фигурирует в деле о финансировании терроризма журналиста дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумина Гаджиева. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают уголовное дело способом давления на журналиста.

Со слов родных Петровой, на стадии предварительного расследования Анна Папушина дала показания, что обвиняемая состояла с ней в некой группе в соцсетях, однако в суде она заявила, что Ольгу не знает, и что ей угрожали, чтобы она лжесвидетельствовала против Петровой.

Следствие также отмечает в обвинительном заключении по делу Петровой, что 21 октября 2020 года Южным окружным военным судом Сагид Казимагомедов был осужден за финансирование терроризма. При этом, в период времени, инкриминированный осужденному, включен интервал с января 2014 года по февраль 2017, в течение которого Казимагомедов якобы собирал денежные средства для оказания поддержки террористической организации ИГ*. Однако, как минимум три платежа Петровой в адрес осужденного были совершены до этого времени, в 2013 году.

"Основной свидетель Казимагомедов признал вину в полном объеме по части 1 статьи 205.1 УК РФ, осудили его в 2020 году, он обжаловал приговор в Верховном суде в части строгости назначенного наказания, а не в части квалификации", - рассказала адвокат Петровой.

По ее словам, на стадии предварительного расследования в отношении Петровой на Казимагомедова оказывалось давление, и сам он был склонен к сотрудничеству и досудебному соглашению, признав вину, однако был осужден на четыре года лишения свободы.

В судебном заседании по делу Петровой на вопрос судьи об оказываемом на него давлении Казимагомедов заявил, что находился под давлением, очень сильно болел, поэтому все подписывал, не помнил и не понимал, что делал, сообщила адвокат.

По ее словам, супруга Казимагомедова сообщила, что во время ее допроса женщине продемонстрировали видеозапись с ее мужем, сделанную оперативниками, на которой он просит ее подписать все, как ей предложат. В показаниях Нелли Казимагомедовой говорилось, что она не знакома с Петровой.

"Показания свои Нелли опровергла в судебном заседании. Она с мужем подтвердила, что вела торговлю с моей сестрой, Ольга брала у них товар, который они отправляли ей автобусом в Махачкалу. Деньги переводились на карту ее мужа, она принесла в суд скрины переписки и заказов в мессенджерах, которые являются доказательством торговли с Ольгой и оплаты ею за поставленный товар", - сообщила сестра обвиняемой, Ирина Дудка.

Ольге Петровой отказывали в свиданиях с детьми и матерью с августа 2020 года по июнь этого года, сообщили родные. Лишь спустя 11 месяцев после задержания Петрова единожды увиделась с детьми. Свидание, как утверждает сестра обвиняемой, произошло лишь после смены следователя, поскольку прежний следователь […] требовал признания обвинения в обмен на свидание с родными. "Отстранение [этого следователя] стало возможным после многочисленных жалоб моей сестры на угрозы с его стороны", - сказала Ирина Дудка.

В настоящий момент двое несовершеннолетних детей Ольги Петровой находятся на попечении бабушки и проживают с ней в Краснодарском крае, добавила она.

Сестра Петровой рассказала о причинах выезда из России

Саму Ирину Дудку подвергли допросу, давлению и моральному унижению в Москве, где она проживала, сообщила женщина.

"Допрос проходил 9 часов, и ко мне применялись пытки в понятии международной конвенции. Допрос проводил сотрудник отдела [одной из силовых структур] Москвы […], он же проводил обыск в день задержания сестры, в квартире матери. Во время допроса присутствовал следователь […]. Они издевались надо мной, обзывали, орали, не давали есть и пить. Угрожали мне, что меня тоже посадят. Они сказали, что их человек, занимавшийся продажей авиабилетов, услугами которого я также пользовалась, напишет, что им надо. Он, кстати писал и на Казимагомедова, и это есть в деле сестры, он их сотрудник. Этот человек занимался официально билетами, и покупали у него весь Дагестан и половина России. Они называли его при мне «паша Аэрофлот» и смеялись. Позже меня безосновательно поставили на [профилактический] учет. Я писала в органы Генпрокуратуры, Бастрыкину, Путину многочисленные жалобы на допрос и постановку на учет. Отписки пришли, что проверят и затем, что нарушений не выявлено", - рассказала Дудка.

Во время допроса, утверждает Дудка, оперативные сотрудники издевались над ее религиозными убеждениями, обсуждали ее личную, интимную жизнь, оскорбляли, угрожали возбуждением уголовного дела и тюрьмой, обвиняли в предательстве за предпочтение иной религии. Все это было отражено в заявлениях Ирины Дудка в следственные и надзорные ведомства по факту превышения полномочий, угроз, принуждения к лжесвидетельству. "Я даже приводила в пример, что у Кадырова в семье тоже носят хиджаб, они меня обсмеяли со словами: «Дон, дон» (слово-паразит «дон» часто употребляет глава Чечни Рамзан Кадыров – прим. «Кавказского узла»)", - рассказала Ирина Дудка.

Давление на свою семью она связывает именно с принятием ислама. «Силовики мне угрожали и требовали, чтобы сняла хиджаб, постоянно звонили. У меня пошатнулось здоровье - есть справки - поднялся сахар и начались проблемы с неврологией. После таких угроз я стала носить вместо платка шапку, пока не выехала [из России]. Но после отъезда силовики приходили к матери и допрашивали ее о моей религии, одежде и муже. Мать сказала, чтобы они спросили о нас у соседей - муж порядочный, всем помогал, и то, что дочь имеет право на любую одежду и религию. На учет поставили в январе 2021 года, мне звонил следователь […], орал на меня, что я мусульманка, поэтому и ставят на учет. Я писала и на него жалобы. Я опасаюсь и за свою безопасность, они очень злые были на эти жалобы - звонили, угрожали. У нашей семьи никогда не было никаких проблем с законом», - рассказала Ирина Дудка.

Ее заявление от 10 августа из Главного Следственного управления (ГСУ) СКР по городу Москве 7 сентября было переправлено руководителю Следственного управления по Северо-Западному административному округу ГСУ СКР по городу Москве А.О.Пищулину для рассмотрения и принятия решения. 15 ноября женщине пришел ответ на ее жалобу из Следственного управления СКР по Краснодарскому краю, в котором сообщается, что ее допрос в Москве проводился "в рамках уголовного дела в отношении Ольги Петровой" (копия письма есть в распоряжении "Кавказского узла").

В своей жалобе Дудка требовала признать недопустимым доказательством протокол ее допроса, поскольку он, по словам женщины, был сфальсифицирован сотрудником силовой структуры, осуществлявшим ее допрос на протяжении 9 часов. По словам женщины, он исказил или отразил прямо противоположно многие ответы, озвученные ею. Как утверждает Ирина, на ее возражение и желание внести в протокол исправления в ее адрес была озвучена угроза, что ее задержат на десять суток и посадят. Также ей категорически отказали в выдаче копии протокола допроса.

Проверяющая инстанция констатировала, что "8 июля уголовное дело поступило на рассмотрение в суд", в связи с чем всем представленным обвинением доказательствам, в том числе оспариваемому протоколу допроса "будет дана оценка в суде" с точки зрения допустимости и достоверности. В части доводов о наличии в действиях сотрудников, осуществлявших ее допрос, противоправных действий в ее адрес в ответе СКР заявительнице предлагают обратиться к руководству силовой структуры, на которое она жалуется.

Заявления, направленные в адрес руководителя СКР России Александра Бастрыкина, в приемную президента Владимира Путина, в генпрокуратуру России также были перенаправлены руководителю Следственного управления по Северо-Западному административному округу ГСУ СКР по городу Москве. Ответов из ведомства заявительница по настоящий момент не получила.

* - "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

23 июля 2024, 01:57

  • Кубанский судья осужден за взятку

    Суд в Ростове-на-Дону приговорил бывшего судью Темрюкского районного суда Краснодарского края Павла Грачева к 8,5 года колонии строгого режима, признав его виновным в получении взятки и вынесении заведомо неправосудного решения.

23 июля 2024, 00:58

  • Бойкот парламента "Единой Осетией" остался без результата

    "Единая Осетия", бойкотируя работу парламента Южной Осетии, не добилась успеха из-за недостатка ресурсов, считает журналист Мурат Гукемухов. "Единая Осетия" продемонстрировала зрелость, отказавшись от углубления кризиса, отметил политический блогер Алан Мамиев. Партия "Единство народа" выразила обеспокоенность в связи с нарушениями на выборах, но отказалась от подачи исков, сообщил представитель партии Алан Джуссоев.

22 июля 2024, 23:59

22 июля 2024, 23:56

22 июля 2024, 22:58

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей